ОБЗОР ПРЕСТУПЛЕНИЙ ХУНТЫ

Оригинал взят у aloban75 в ОБЗОР ПРЕСТУПЛЕНИЙ ХУНТЫ
Книга о преступлениях хунты выложена в открытый доступ. Читаем, сохраняем, распространяем.

 Книга здесь: http://www.antimaidan.by/faktologicheskij-obzor-prestuplenij-xunty/





Задачей настоящего издания является последовательное изложение фактов о преступлениях против личности, нарушениях гражданских прав и свобод, совершенных в ходе гражданского противостояния на Украине в период с 22 февраля до 22 мая 2014 г.

В нем содержится обобщающая информация о нарушающих международные нормы в области прав человека действиях государственных органов власти, негосударственных структур и вооруженных формирований.

Данное издание поможет всем заинтересованным международным и общественным организациям лучше осознать характер происходящих на Украине массовых нарушений прав человека и сосредоточить свои усилия на предотвращение дальнейшей эскалации насилия и преступлений против личности.






О ВЕРОИСПОВЕДАНИИ ПЕРВОКОЛОНИСТОВ РУССКОЙ ВЯТКИ

Оригинал взят у smelding в О ВЕРОИСПОВЕДАНИИ ПЕРВОКОЛОНИСТОВ РУССКОЙ ВЯТКИ

ПРАВОСЛАВНЫЕ ПАМЯТНИКИ ВЯТСКОЙ ЗЕМЛИ XII-XV ВВ.
Макаров Л.Д. г. Ижевск (цитаты)

Письменные источники приводят лишь отдельные сведения, касающиеся православной тематики. Так, например, в послании митрополита Ионы (ок. 1452 г.) вятские священники обвиняются в различных прегрешениях, включая и нарушение канонической практики, ставится под сомнение и законность их деятельности в приходах.1 Налицо существование на Вятке некоего православно-языческого симбиоза, вполне возможного в условиях политической автономии региона.2
Практически все православные памятники региона XII-XV вв. известны исключительно по археологическим данным. При этом во многом они носят синкретичный характер, когда элементы язычества (и славянского, и финно-угорского) переплетались с православными канонами и воспринимались как часть духовной культуры, что обычно трактуется как «народное православие».8 Данное обстоятельство касается и погребального обряда, который претерпел весьма существенную эволюцию от безусловно языческих некрополей (Еманаевский могильник XII-XIII вв.) через этап существования кладбищ со смешанными чертами (Шабалинский, Покста, Никульчинский I, Хлыновский I, Усть-Чепецкий XIII-XVI вв.) к могильникам с ортодоксальным унифицированным обрядом XVI-XIX вв.


Выделено мною.
То есть первоначально были чисто языческие могильники. Русские, коли кто не понял, чисто языческие могильники. Иными словами, как и колонизацию Русского Севера, освоение Вятской земли начала языческая Русь

ХРАМ НА ЕМАНАЕВСКОМ МОГИЛЬНИКЕ

Оригинал взят у smelding в ХРАМ НА ЕМАНАЕВСКОМ МОГИЛЬНИКЕ

Собственно, тот, о котором я писал в "Язычниках крещеной Руси" (которые потом вошли в "Русь языческую")
Еманаевский могильник — один из самых восточных и самых поздних древнерусских языческих могильников. Там же стоял и деревянный языческий храм,

Про него, оказывается, уже и википедь в курсе

Емана́евский моги́льник — археологический памятник, древнерусский могильник XII-XIV веков. Выделяется архаичностью погребального обряда и сохранностью языческих пережитков. Располагается в Тужинском районе Кировской области.

Только рисунок у них мало того что маааахонький, так еще и под копирайтом.
Ну и пес с ними,  сосканировал из своего экземпляра книги моего уважаемого земляка Л.Д. Макарова "Древнерусское население Прикамья в X-XV вв.", Ижевск, 2001, с.87)
Вот вам, читатели, еманаевский могильник в хорошем разрешении.



Лётчики-космонавты СССР

Оригинал взят у aloban75 в Лётчики-космонавты СССР
Други мои, всех вас поздравляю с праздником Советской Космонавтики!  В этот день ровно 53 года назад русско-советская цивилизация открыла путь в космос для всего человечества. Гений  нашего народа Юрий Алексеевич Гагарин стал первым человеком в мировой истории, совершившим полёт в космическое пространство. Это стало возможно благодаря советской науке, промышленности, конструкторам и всем кто трудился во имя этого. Именно СССР с его достижениями стал первооткрывателем космоса. Мы всегда будем помнить это!

И к этому дню представляю вам, друзья, фото открытки с портретами и биографией космонавтов СССР.










Collapse )




Итревью из "АиФ"

Пропустил по невнимательности... Летом минувшего года вышла книга о нашумевших событиях в Подосиновском районе Кировской области: "Демьяново побоище".

Оригинал взят у chudiv в Итревью из "АиФ"





АиФ, Киров, 07.08.2013 г.

Действий нет…

Минул год после известных событий в Демьянове

          Летом 2012 года посёлок Демьяново, затерянный в северной глубине Кировской области, приобрёл всероссийскую известность. Противостояние местных жителей и приезжих из Дагестана стало «визиткой карточкой» посёлка.

У нас, в отличие от Кондопоги и Сагры, где подобные столкновения произошли немногим ранее, обошлось без жертв, но… Много вопросов осталось без ответа. В том числе самый главный: что произошло в Демьянове на самом деле, бытовая ли драка, конфликт на этнической почве, столкновение интересов бизнеса, власти и народа? Исследованию ситуации и поиску ответов на вопросы посвятил свою книгу «Демьяново побоище» вятский журналист Виктор ЧУДИНОВСКИХ.

        - Виктор Андреевич, вас никто не спрашивал: зачем вы написали эту книгу?

          - Спрашивали, конечно. Вот прихожу к одному депутату Госдумы, мол, вы один из фигурантов этой книги, в ней есть ваше мнение, посмотрите. Полистал он книгу: маловато что-то про меня написано, да и зачем этот негатив на свет божий вытащили, написали бы что-нибудь о спорте, подобное «Олимпийцам земли Вятской» - вот такую книжку я бы с удовольствием приобрёл, а эта мне не нужна. Но это - тоже наша история, помнить её надо. Чувствую, не слышит меня народный избранник, видимо, о делах государственных задумался, не до Демьянова ему.        

         - А сами участники событий как отнеслись к книге?

          - Думаю, каждому хотелось узнать: а нет ли в ней какой-нибудь туфты? Нареканий пока не слышал, значит, честно всё написано. Но есть и те (их, правда, единицы), кто хотел бы забыть день конфликта как ужасный сон. Это их право. Или вот «покошмарили» правоохранители одного известного предпринимателя (я, не скрою, ему симпатизировал), но как только он узнал, что собираюсь издать книгу про демьяновские события, так сразу же прекратил со мной всякие контакты. На звонки, электронные письма не отвечает. Что случилось с человеком? Кстати, интересна реакция одного из главных героев, дагестанца Нуха Куратмагомедова. Он в числе первых вышел на меня по телефону. Сказал, если в книге есть клевета на него, то в суд на меня подаст. Встретились. Он приобрёл несколько экземпляров. Надо заметить, разошлись мы с ним мирно.

Устали от беспредела?

         - После того, как вы изучили ситуацию в Демьянове (вот неделю назад снова съездили туда), не сложилось впечатление, что лопнул некий нарыв? Что драка на самом деле была межнациональным конфликтом, что люди устали от беспредела, в котором подозревают кавказцев, - чего только стоят оскорбительные надписи, которые вы приводите в книге… Получается, приезжим всё было дозволено?

          - Не знаю точно, всё ли было дозволено приезжим, но, думаю, гостям с Юга жилось в Демьянове вольготно. Местная власть и правоохранительные органы их «распустили». И выходцы с Северного Кавказа посчитали себя хозяевами посёлка. К тому же, подозреваю: многие местные жители просто побаивались воинственных кавказцев и не хотели с ними связываться. Со временем накопилась усталость от беспредела и произошёл взрыв, лопнул нарыв, как вы сказали. Конфликт можно было бы назвать бытовым, на чём и настаивал наш губернатор. Но когда по разные стороны баррикады - люди разных национальностей: одни с палками и железными прутьями в руках, а другие - с огнестрельным оружием… Уверен, что представители власти, а большинство из них умные люди, прекрасно понимают: произошёл межнациональный конфликт, но вслух об этом не говорят, так как такого в нашей стране не должно быть. У нас ведь ещё совковое сознание.

Глубоко не копали   

          - А сейчас в Демьянове ощущается негативное отношение к дагестанцам?

          - Я этого не заметил, как не видел и самих дагестанцев в посёлке. Местные жители говорят, что жить стало намного спокойнее.

        - Не сложилось впечатление, что люди были возмущены «сглаживанием» истинных причин конфликта в ходе расследования? В итоге, как известно, осталась только пьяная драка на бытовой почве…

          - Правоохранители глубоко не копали (об это прямо и честно говорит на страницах книги адвокат Василий Драверт), практически вся их работа свелась к расследованию действий местных парней. И тут хоть завозмущайтесь, проку никакого. Не было у них, вероятно, приказа «мочить» людей, которые приехали в район с оружием.

         - Так и судебное решение о сносе лесопилки Нуха Куратмагомедова (как незаконной постройки на незаконно захваченной территории) не исполняется. Лесопилка, по слухам, работает.

          - Да, приговор есть, а действий нет. Вот то, что решение суда - от 3 октября 2012 года! - не выполняется, меня больше всего убивает. Мне депутат Подосиновской районной думы Александр Кочкин говорил: окажись он на месте дагестанцев, его давно бы призвали к ответу. Кстати, с его слов, на него идут наезды: приезжают разные проверяющие (Кочкин ещё ведь и предприниматель) и ищут то, чего нет. То из департамента сельского хозяйства, то работники правоохранительных органов (не могут простить ему, что намеревался провести митинг по случаю годовщины событий). Грубо говоря, гнобят человека. А по поводу сноса построек люди в районе сетуют, что нет у них тяжёлой техники, чтобы катком пройтись по незаконно возведённым строениям. А так ли это? Может, местные элементарно боятся заняться сносом - дело ведь может и до нового мордобоя с кавказцами дойти. Не учитывать этого нельзя. Но и решение суда надо выполнять. Сейчас районный отдел судебных приставов, не без помощи местной власти, конечно, занят поисками людей со стороны, которые бы снесли постройки, но действуют они уж очень медленно и робко. Не исключаю, что процесс тормозит кто-нибудь со стороны. Не зря же Нух Абдулаевич как-то похвастался, что на самом верху областной власти есть у него друг. А может, просто блефует Куратмагомедов…

О коррупции и свободе

         - Виктор Андреевич, тема борьбы с коррупцией сегодня весьма популярна – на словах. На деле складывается ощущение, что проблема неразрешима. В том же Демьянове – были разговоры – в основе лесного бизнеса лежит всё та же коррупционная составляющая. На ваш взгляд, в чём корни проблемы?

          - Коррупция неискоренима, пока не будет на то политической воли первых лиц государства. А корни проблемы в том, что вся наша страна погрязла в коррупции, которая разъедает Россию как ржавчина металл. Это не я сказал. Об этом все говорят. Есть ли коррупционная составляющая в «демьяновской» теме? Если бы правоохранители занялись её поиском, то они наверняка нашли бы. В теме борьбы с коррупцией я разделяю позиции Алексея Навального с проектом РосПил. Его идеи мне близки, и не хотелось бы думать, что они утопические, хотя всё делается для того, чтобы Навальный не занимался этим делом.

        - А влияние книг на умы сегодня велико ли? Согласны ли с утверждением, что печатные издания – уходящий жанр? Молодёжь, вроде бы, не читает, сидит в Интернете. Вы и сами туда перебрались, ведёте блог…

          - То, что молодёжь не читает книги - это, конечно же, очень большая проблема: книга воспитывает душу, направляет сознание, в этом я уверен. А то, что печатная книга – уходящий жанр… Есть разные мнения. Кировская поэтесса Тамара Николаева, например, уверена, что бумажная книга будет жить. А вот писатель Борис Акунин считает, что грядущая литература «будет использовать не бумагу, а носитель куда более живой и многофункциональный - электронную среду». Как говорится, поживём, увидим. Главное, чтобы интерес к книге возродился, а какая она будет, бумажная или печатная, наверное, не так важно. Что касается блога, «живого журнала», то я редко в нём бываю. Пишу, когда просто необходимо выразить свою точку зрения. Или если есть хороший материал.

        - «Демьяново побоище» всё же вышло в свет. Принесла ли книга удовлетворение, дала результат? След в истории останется?

          - Книгу расцениваю, прежде всего, как попытку разобраться, что же всё-таки произошло в далёком северном посёлке. Моральное удовлетворение она принесла, конечно. А если кто думает о материальной выгоде, то это не по адресу: книгу издавал за свой счёт, продавать трудно, легче дарить… И писателем себя не считаю, боже упаси надевать чужие творческие одежды. Я был и остаюсь журналистом, хотя времена поменялись: нынешние не сравнить с 1990-ми, когда мы писали обо всём смело и открыто. У современных журналистов свободу слова отобрали, хотя она и востребована обществом. Про след в истории… Его оставить трудно. Но если люди будут помнить о своём прошлом, не повторяя ошибок в будущем, - значит, жизнь прошла не даром.

P.S. А решение суда по лесопилке Куратмагомедова всё же, думаю, будет выполнено.

Подготовила

Елена ФАДЕЕВА


Пятый Всеславянский поэтический конкурс «Велесово Слово»

Оригинал взят у rakita13 в Пятый Всеславянский поэтический конкурс «Велесово Слово»

ПОЛОЖЕНИЕ О КОНКУРСЕ

1. Общие положения

1.1. «Велесово Слово» – Всеславянский поэтический конкурс для тех, кто исповедует Родноверие, а также для всех, кому близка и дорога Родная Традиция.

1.2. Цель поэтического конкурса «Велесово Слово» – выявление и продвижение талантливых авторов, пишущих в русле Родной Традиции.

1.3. Срок проведения Пятого Всеславянского поэтического конкурса «Велесово Слово» – с 1 марта 2014 года по 25 декабря 2014 года. Итоги конкурса будут обнародованы в феврале 2015 года, после проведения литературного семинара в рамках конкурса.                   

1.4. По итогам конкурса будет издан поэтический сборник, в который войдут наиболее достойные произведения.

2. Организаторы конкурса

2.1. Организаторы конкурса – члены Союза писателей России, русские родноверы Алексей Елькин (Светобор) sventobor, Валентина Бондаренко (Ракита) rakita13,

кандидат исторических наук, автор популярных книг о традициях предков, русский родновер Озар Ворон (Лев Прозоров) smelding

2.2. Конкурс проводится на базе специально созданного сообщества «Велесово слово – современная языческая поэзия» (http://community.livejournal.com/velesovo_slovo).


3. Условия участия в конкурсе

3.1. К участию в конкурсе допускаются произведения, написанные на русском языке, как новые, так и ранее опубликованные.

3.2. Для участия в конкурсе авторам необходимо указать в начале присылаемой на модерацию подборки следующие сведения:

– «Паспортное» имя и фамилию и/или славянское имя, полученное посредством обряда Имянаречения. К участию в конкурсе не допускаются авторы, выступающие под интернет-никами, псевдонимами неславянского происхождения, а также именами (псевдонимами), написанными латинскими буквами.

– Место жительства (город или область, для проживающих в иностранных государствах – возможно только название страны проживания).

3.3. Авторам, принимающим участие в конкурсе, необходимо личным сообщением или письмом на e-mail одного из членов жюри сообщить о наличии быстрого способа связи с собой (страничка Вконтакте, e-mail, ICQ). По желанию в письме можно указать другие данные о себе: возраст, наличие книг и публикаций, состоит ли участник в творческих Союзах и родноверческих общинах, а также, возможно, краткий рассказ о своих жизненных принципах и литературных пристрастиях. Эти данные не будут публиковаться и передаваться кому-либо кроме членов жюри. Они нужны исключительно для того, чтобы члены жюри могли составить наиболее полное представление об авторе.

3.4. Поскольку основным итогом конкурса должно стать издание сборника его лучших произведений, то, предоставляя стихи на конкурс, их автор тем самым дает согласие на публикацию их в итоговом сборнике конкурса «Велесово Слово».

Решение о редактировании стихов для публикации в сборнике члены жюри обязуются принимать совместно с их автором в частном порядке.

3.5. Тематика стихов определяется самой сутью Родной Традиции. Это могут быть произведения, прославляющие Русскую Землю и Русский Народ, Природу, Лад Всемирья, Родных Богов… Возможны практически любые формы, жанры и темы – главное, чтобы они были проникнуты родноверческим мировоззрением.

Внимание! Следует отличать стихи от славлений Родным Богам! Славления – Слова Силы – принципиально иной жанр, в каком бы то ни было конкурсе они участвовать не могут и не должны, поэтому жюри рассматриваться не будут.

3.6. Не допускается к участию в конкурсе произведения, содержащие ненормативную лексику или перенасыщенные словами иностранного происхождения.

3.7. Каждый автор может опубликовать не более трёх конкурсных подборок, состоящих из 6-8 стихотворений. Возможна публикация в сообществе стихов вне конкурса - при наличии соответствующей метки.

4. Порядок проведения конкурса

4.1. Произведения, предоставляемые для участия в конкурсе, размещаются в сообществе «Велесово Слово» (http://community.livejournal.com/velesovo_slovo), либо на дополнительной площадке конкурса Вконтакте (http://vk.com/velesovo_slovo).

4.1.1. Авторы, являющиеся зарегистрированными пользователями ЖЖ, помещают свои произведения в очередь на модерацию в сообщество «Велесово Слово», снабжая их меткой «на конкурс».

4.1.2. В целях поддержания высокого литературного уровня размещаемых произведений – как конкурсных, так и внеконкурсных, – а также во избежание всевозможного спама, сообщество модерируется. Модератор имеет право отклонить произведения, предложенные для размещения – с объяснением причины или без такового.

4.1.3. В случае невозможности размещения произведений их авторами (например, отсутствие регистрации в ЖЖ и Вконтакте), произведения высылаются на электронный адрес svetoborrod@yandex.ru, или личным сообщением пользователям ЖЖ Светобору (sventobor), Людмиле Гайдуковой (garetty), Словодаре (slovodara). Стихи направляются только одному из модераторов! Если произведения соответствуют тематике конкурса и обладают необходимыми литературными достоинствами, они будут размещены модератором с указанием имени автора и получают все права на участие в конкурсе.

4.1.4. В случае отказа в размещении произведений на конкурс член жюри, которому была направлена подборка, обязуется ответить автору с кратким указанием причины отказа.

4.2. Для облегчения работы модераторов, членов жюри, а также для наилучшего восприятия конкурсных поэтических подборок читателями сообщества, при размещении произведений в сообществе «Велесово Слово» и при направлении стихов на модерацию иным способом (личным сообщением или электронным письмом) необходимо соблюдать следующие требования:

4.2.1. В конкурсной подборке должно быть не более 6-8 стихотворений. Объем подборки, превышающий десять-двенадцать строф, просьба убирать под кат.

4.2.2. При направлении личным сообщением или электронным письмом нескольких стихотворений необходимо формировать их как единый файл.

4.2.3. Стихи, направляемые на конкурс любым способом (личным сообщением, электронным письмом или помещаемые на модерацию в сообщество), перед отправкой желательно вычитать для устранения орфографических и пунктуационных ошибок, а также отформатировать файл: убрать лишние пробелы, переносы строк, абзацы, колонки; сделать сноски приемлемыми для публикации в ЖЖ и т.п.

4.3. Любой пользователь, как зарегистрированный, так и не зарегистрированный в ЖЖ, может оставлять комментарии к размещенным произведениям. Если рецензирующий не является пользователем ЖЖ, то комментарий будет размещен как «анонимный»; в этом случае желательно подписывать свои комментарии, чтобы избежать недоразумений. Грамотные рецензии приветствуются! Отзывы, оставленные пользователями, не имеют решающего значения при определении победителя конкурса, однако читательские пристрастия будут учитываться жюри при подведении итогов.

5. Подведение итогов конкурса

5.1. Конкурсные произведения рассматриваются жюри в составе:

- Светобор sventobor

- Ракита rakita13

- Коловрат kolovrat_99

- Людмила Гайдукова garetty

- Словодара (Марина Волкова) slovodara

По усмотрению членов жюри возможно привлечение к подведению итогов конкурса иных писателей, имена которых будут объявлены дополнительно.

5.2. В зависимости от материалов, присланных на конкурс, жюри может проводить их разделение по номинациям, присуждать специальные премии и т.д.

5.3. По итогам конкурса планируется издание поэтического сборника, в который войдут лучшие произведения его участников.


Литературная встреча

ЛИТЕРАТУРНАЯ ВСТРЕЧА

Смотрины (презентация) книги "Живая Вода", сборника стихов, изданного по итогам 3-го и 4-го Всеславянского поэтического конкурса "Велесово Слово". Приглашаются авторы и все, кто любит литературу.

ЖИВАЯ ВОДА

Встреча состоится в Вятке (Кирове), в библиотеке им. А.С. Пушкина, 19 февраля. Начало: 18.00.

Уничтожение заповедников?

Оригинал взят у nataly_hill в Уничтожение заповедников?
Пишет Николай Поярков, биолог, в Фейсбуке:

Тем временем, пока вся страна готовится к празднованию Нового Года и Олимпиаде, ГосДума приняла закон № 97705-5 в двух чтениях за один день, согласно которому заповедники могут и будут переведены в категорию национальных парков.
А это значит все, что угодно, начиная от сокращения охраняемой территории, до строительства коттеджей, прокладки труб и трасс, вплоть, извините, до добычи полезных ископаемых. Самое главное, что уничтожается сама идея заповедности - неприкосновенной территории, где запрещена любая деятельность человека.
Уникальная система заповедников, начало которой было положено еще до революции, и достижениям которой по праву гордились в СССР, будет отдана на откуп "людей с рублем", приближенных и прочих придворных.
Благодаря господам депутатам Государственной Думы Н.В.Комаровой, В.В.Прозоровскому, В.В.Журко, Р.И.Гималову, А.Н.Нюдюрбегову, А.И.Фокину и Е.А.Туголукову, а вернее, благодаря их боссам и начальникам, теперь заповедный статус территории не будет значить ничего.
Можно сколько угодно говорить про охрану природы, ловлю тигров и барсов и развешивание на них ошейников, но это не значит вообще ничего. Все это настолько чудовищно, что даже и подумать страшно - много ли потребуется им времени, что бы все уничтожить. И ни GreenPeace, ни WWF, не помогут. И журналисты будут молчать. И РГО будет выполнять придворные функции и заниматься придворной наукой. И ничто их не остановит.

UPD: В ГринПис рекоммендуют всем писать письма президенту. Ха-ха-ха. Ну все-таки, вот эта ссылка. Я написал. И Вы, раз уж ставите лайки или перепощиваете (?), напишите уж ему, пожалуйста.

http://www.greenpeace.org/russia/ru/campaigns/forests/zapovedniki/ — в кошмарном состоянии.


На 18 декабря законопроект был принят во втором чтении.
Карточка законопроекта.


Рахно К.Ю. Мотивы брака и семьи в вятском календарном празднике Свистопляска

Оригинал взят у kostyantyn1979 в Рахно К.Ю. Мотивы брака и семьи в вятском календарном празднике Свистопляска
Рахно К.Ю. Мотивы брака и семьи в вятском календарном празднике Свистопляска // Семья в традиционном и современном обществе: этнокультурный и социально-исторический опыт: материалы Международной научно-практической конференции. – Краснодар: КубГАУ, 2013. – С. 233–242.

14

Рахно К.Ю. (Полтава, Украина)

МОТИВЫ БРАКА И СЕМЬИ В ВЯТСКОМ КАЛЕНДАРНОМ ПРАЗДНИКЕ СВИСТОПЛЯСКА

Свистопляска (более позднее название – Свистунья) является самым известным праздником города Вятки (Хлынова). Недаром в последние годы, когда стали предприниматься попытки возродить её празднования, она для многих местных жителей стала ассоциироваться с так называемым Днем города.

Именно с этим старинным праздником в ХІХ веке неразрывно было связано изготовление знаменитых игрушек в Дымковской слободе, расположенной на правом низком берегу реки Вятки, напротив города. Приходился этот праздник обычно на позднюю весну: его отмечали в четвертую субботу после Пасхи, хотя длиться он мог и дольше – всего два-три дня. Все начиналось у Раздерихинского оврага, наверху, на утесе, спускавшемся к реке Вятке, – в том самом месте, где когда-то проходила городская [с. 233]черта. В прошлом там была часовня – сначала деревянная, затем каменная. Празднование состояло из двух контрастных по своему содержанию частей. В субботу утром в часовне проводилась панихида, а затем вокруг разворачивались буйное веселье, которое выплескивалось и в близлежащие городские кварталы. Название «Свистопляска» принадлежало, собственно, другой, наиболее колоритной и оригинальной части празднования. Люди предавались самозабвенному разгулу: шумели, орали песни, свистели в свистульки, устраивали кулачные бои и завязывали драки, угощались разными лакомствами и горячительными напитками. Там же происходила и ярмарка: ставились торговые палатки, а мастера из слободы Дымково заранее заготавливали огромное количество «шарышей» – глиняных шариков (обычно полых и с побрякушками внутри), множество глиняных фигурок, среди которых ощущалось преобладание женских образов, особенно матерей с детьми (как отдаленных отголосков древнего языческого культа плодородия), а также присутствовали кавалеры, медведи, коровы, козлы, лошадки, пышнохвостые птицы и, конечно же, дешевые уточки-свистульки.

Панихида совершалась по погибшим в древнем Хлыновском побоище. Одним из первых об этой легендарной битве устюжан и вятчан с витиеватыми подробностями написал в своем «Журнале» сосланный в Вятку в 1811 году за бонапартизм зять Михаила Кутузова, опальный генерал-майор Николай Хитрово. Составленное им описание традиционного праздника-поминок, который каждый год торжественно чествовал это событие на городских валах, следует думать, является взглядом очевидца: «Жители г. Вятки толпами собираются в сей день в небольшой деревянной часовне, где поют панихиды о упокоении душ своих соотечественников и родных, убиенных в ото день 1392 года, – во время сражения, данного по ошибке их начальников союзникам – жителям княжества Устюжского (теперь уездного города Вологодской губернии)». Хитрово пишет, что добыл свои сведения из разных старинных рукописей, которые хранились в церквях и консистории и переданы ему вятским архиереем – преосвященным Гедеоном. И далее он излагает легенду: «Жители Вятки беспрестанно воевали с татарами, кои причиняли им много зла и всегда одерживали над ними верх. Союзники первых – устюжцы [с. 234]захотели помочь хлыновцам в сих несчастиях и вознамерились послать к ним на помощь войско под начальством князя Афаила и сына его Нестора, скрывая от них свои намерения. Они исполнили это самым тайным образом, прибыли ночью с войском и заняли позицию на возвышениях, прикрывающих город, с тем, чтоб сделать внезапное нападение на одно крыло татарской армии, которое, узнавши о приходе неприятеля, обратилось в бегство и оставило только один отряд войска для прикрытия своих движений. Бедные вятичи, не зная благородного намерения союзников, тотчас на них напали, почтя их за татарское войско, делавшее маневры для смены караула. Битва началась с обеих сторон равно жестокая, продолжалась всю ночь и только лишь на разсвете кончилась. С дневным светом хлыновцы увидели свою ошибку, но – поздно, и предались величайшему унынию; к тому ж не было никакого средства помочь беде. Союзники лишились двух своих начальников и тысячи человек; но жители Вятки, под предводительством Михаила Расахатина, бывшего начальником округа, принудили их оставить позиции, удалиться, и разбили бы их всех наголову, если б разсвет не помешал гнаться за ними, и если б сии последние не были узнаны. Однако потеря вятичей простиралась свыше 4000 человек, потому что надлежало взойти на возвышения, чтоб прогнать мнимых неприятелей. Весьма любопытно то, что пламенная любовь имела влияние на ревность устюжцев; ибо князь Афаил решился предпринять сей поход по усильным просьбам сына своего Нестора об оказании помощи жителям Вятки. Князь Нестор был влюблен в дочь начальника удела Расахатина и надеялся, что отец его одобрит выбор его сердца, но судьба положила предел сей любви плачевною смертию родителя и сына. Дочь Расахатина прекрасная Евдокия, узнавши о смерти своего любезного и об опасностях, коим он подвергался для вспомоществования своим, предалась жесточайшему отчаянию, и даже полагают, что она приняла яд, ибо умерла спустя несколько дней после сего сражения. Она пред смертию просила, чтобы похоронили ее вместе с ея любезным и отцом его; но было невозможно исполнить сию просьбу; ибо устюжцы тела своих князей увезли с собою». Данное печальное событие и послужило началом празднику: «Вятичи, движимые благочестием, вскоре после сражения построили деревянную часовню, похоронили[с. 235] убиенных и поставили над ними деревянный крест, принесенный из собора, где оный находился в течении двух сот лет; даже поныне приметна надпись 1605 года. Жители изъявили желание, чтобы всегда лампада горела у креста и чтоб ежегодно вспоминать помянутое несчастное событие. Ныне в день сей все утро посвящается молитве, а остальная часть сего достопамятного дня прогулке и увеселениям. Народ собирается с небольшими свистками, и целый день свищет, ходя по улицам, и стоя на валу бросает глиняные шарики в ров, куда сходятся городские ребятишки собирать их; часто случается, что шарики попадают им в голову и прошибают до крови; но это не препятствует им продолжать свою потеху. В честь оставшихся после сражения вдов продаются на тех местах куклы из глины, росписанные разными красками и раззолоченные. Сей праздник называется в сем крае Свистопляскою» [1]. Это самое первое упоминание о дымковских игрушках, которое, к тому же, описывает их основные разновидности.

В прошлом отдельные краеведы проявляли сомнения в отношении того, действительно ли Хитрово использовал старинные рукописи. По их мнению, он опирался на сведения посетившего Вятку в 1770 году капитана Рычкова, дав волю фантазии и дополнив их собственными домыслами, в соответствии с тогдашней сентиментальной литературной модой [2]. С точки зрения современной научной методологии такой скепсис кажется нецелесообразным, и значительно более уместно допустить, что все эти идеи, включая романтическую линию, и вправду содержались в вятских рукописях, а также в устных преданиях о происхождении празднества, с которыми Хитрово познакомили его образованные собеседники. Конечно, о позднем характере такой трактовки свидетельствует прежде всего психологическое и нравственное восприятие обычая. Здесь отсутствуют какие-либо рудименты традиционного ритуального обоснования обычая, встречающиеся в архаичных свидетельствах, – мотив голода, стихийных бедствий, например, засухи [3]. Однако она всё равно сохраняет определенные мифологические мотивы.

В частности, образ прекрасной Евдокии, являющий собой персонификацию Вятской земли и отмеченный признаками молодости и девичества, логично соотносится с архаическими [с. 236]представлениями о женском божестве, которое в мифологической картине мира отвечает за воспроизведение жизни и возрождение природы. Подобная интерпретация образа Евдокии, вернее – её праобраза, подтверждается тем, что он во многом схож с персонажами волшебных сказок. В последних важной является связь героини как с жизнью, так и со смертью: её царство или она сама являются местом источника жизни, и вместе с тем в этом царстве нельзя быть живым, оттуда никто не возвращается из обычных людей. Таким же – соотносимым одновременно и с жизнью и со смертью – в мифопоэтическом сознании мыслится образ земли, дающей жизнь всему, рождающей всё живое и принимающей всё отжившее в себя, в свои недра.

Одной из наиболее важных противоречивых характеристик Евдокии, указывающей на её мифологическую природу, является её возраст. Героиня, неразрывно связанная со своим родным городом, прикрепленная к нему как к особой точке в мифологической модели мира, предстает в сюжете молодой, и такой же вечно молодой и вечно девственной, а также древней и постоянно родящей, в архаическом сознании оказывается земля – постоянный, неиссякаемый источник жизни. Дочь летописного удельного владетеля Росохина оказывается хранителем и даже источником жизненной силы и власти над Хлыновом. В архаических мифопоэтических текстах в качестве дарительницы такой силы выступает богиня-мать, побуждающая мужской персонаж к агрессии. В процессе же формирования жанра сказки эта жизненная сила оказывается не даром, а превращается в объект, добываемый героем, каковым в легенде выступает князь Нестор, ведь «боги, умирающие и воскресающие, переходят на роль спасителей и спасительниц города». Герой должен пройти все испытания, вступить в брак, продолжить свой род и заступить на княжение, причем добывание невесты героем связано с основной идеей добывания и продления жизни. «Метафора ‘взятия города’, ‘победы над городом’, ‘спасения города’ …семантизирует производительный акт, метафорический вариант входа жениха в брачный покой», который здесь не состоялся. Однако если в волшебной сказке жанровой особенностью является ориентированность на свадьбу и создание семьи как идеальный финал сюжета, то в легенде, несмотря на брачные мотивы, [с. 237]соотносящиеся с обретаемым героем статусом (отправление в поход, пребывание в опасном пространстве, связанном со смертью), и комплекс сказочной невесты (чужая; далекая – из другого, удаленного и малодоступного государства, находящаяся в замкнутом пространстве осажденного города и т.д.), присутствует и чисто легендарный мотив совместного умирания двух любящих молодых людей в один срок.

Совместное погребение воспринималось языческими славянами как необходимое вступление в брак после смерти, общий переход в иную жизнь, но поскольку похоронить Евдокию и Нестора вместе не удалось, этот мотив – по происхождению и по существу тоже языческий, архаичный – пришел в конце концов в соприкосновение с верой в «заложных» покойников, ведь те, кто умер до брака, не растратив жизненную силу, начинают преследовать живых, и их надо умиротворять поминовением и особыми обрядами на празднике Свистопляски. Веселье на празднике (танец, пляска – одна из его форм) так же, как и инсценированный разгул, играло особую роль. Смеху приписывалась особая магическая сила, которая должна была способствовать поднятию и усилению производительных сил природы и обеспечить умершим новое возрождение, возвращение назад к жизни, воплощенное в любой новой форме [4]. Ритуальное веселье, основным элементом которого был смех, сопровождало все формы социализации смерти, включая календарную поминальную обрядность [5].

Приуроченность легенд о Свистопляске к весне отражала идею космосоциального единства возрастных процессов – природы и людей: рождение (возрождение) – рост (достижение зрелости / спелости) – плодоношение (вступление в брак). Заметна тесная связь у русских раннего этапа весеннего цикла с женским началом в стадии молодости (неопределенности, перехода), ведь именно женщины играли ведущую обрядовую роль в этом сезоне, а участие мужчин увеличивалось постепенно на протяжении весны [6]. Дело в том, что Свистопляска генетически «связана с культом города и с победой как избавлением от смерти. Город и страна являются объектами сотерии в культе богинь-спасительниц, причем они метафорически увязываются с образом цветущего времени года, и их спасение приурочивается к [с. 238]расцвету растительности, к плодородию животных и людей» [7]. Существенно также, что весеннее поклонение могилам умерших, подобное тому, что осуществлялось во время Свистопляски, еще в начале XIX века стойко соотносилось в России с культом громовержца Перуна, бога войны [8]. Перуна же в Новгороде, откуда происходили вятские первопоселенцы, до XVII века чтили очень похожими на Свистопляску ритуальными боями между представителями двух городских концов, причем эти сражения сопровождались свистом.

Представляется немаловажным и тот факт, что, по сообщению Хитрово, глиняные дымковские барыни изготовлялись в честь вдов погибших, ведь в языческих традициях многих народов вдова должна была сопровождать своего мужа по завершении им земного пути в потусторонний мир. Соответственно глиняная фигурка нестарой, полной жизненной энергии женщины могла являться типологической заменой живого существа куклой в народной обрядности. Такая замена действительной жертвы зоо- или антропоморфным символом из теста, глины, дерева, соломы, веток, прутьев в ритуале умерщвления описана в античных и многих других источниках. В некоторых обрядах, даже деградировавших до состояния детских игр, такая фигура выступала именно в роли покойника. Причем реалистичное оформление глиняной игрушки указывает на её архаичность как знака отправляемого на «тот свет», в обожествленный космос [9]. «Переходная» символика свидетельствовала о порубежном, неопределенном состоянии стихий космобиологического мира и людей в весенний период. Подобные состояния оформлялись хтоническими ритуалами «умирания – воскресения» под названиями «свадьбы», «проводов», «похорон» различных природных стихий и мифологических персонажей, в том числе и Перуна, а также обрядами культа предков.

В традиции Свистопляски, несмотря на ярко выраженное мужское, воинское начало, спроецированное в социальную плоскость, заметно присутствие образа юной девушки, представляющей категорию естественной, первичной молодости, девственную женскую группу, а также образа вдов – категории, которой приписывалось возвращение статуса девственности. Всё [с. 239]это говорит об особой роли такого статуса в данной сакральной ситуации [10]. Если правомерно предполагаемое сопоставление Свистопляски с семицко-троицкой обрядностью [11], с которой она довольно близка по структуре и знаковым акцентам, то стоит вспомнить, что Семику приписывается связь не только с плодородием земли, но и с девичьими союзами, трактуемыми обычно как половозрастные группы, готовящиеся к браку [12]. То есть теми, чей фертильный потенциал, будучи готовым к реализации, еще не успел себя проявить. А шумное торжество над рекой Вяткой, как и другие календарные праздники, было нацелено именно на обеспечение жизнеспособности социума. Через ритуал Свистопляски, очевидно, воспроизводивший, как и новгородские бои, основной миф славянской мифологии о поединке Перуна с Велесом, из хаоса формировалось новое бытие, и, как предполагается, силы природы заново обретали потенциал и направление развития. Посредством ритуала общество вмешивалось, по-своему моделировало космобиологические процессы. Происходило это по некой программе, схеме, сообразно которой определялись роли каждой половозрастной группы в обряде, празднике.

В рудиментарных, трансформированных и деградировавших формах зафиксированные Хитрово фольклорно-этнографические данные хранят элементы древней мифологии, которые становятся более понятными и очевидными при сравнительном изучении. В системе русской календарной обрядности Свистопляска, чей магико-семантический контекст, среди прочего, был связан с идеей плодородия, усиления производительных сил природы, играла важную роль при последовательном включении половозрастных групп, потенциально и реально ответственных за воспроизводство жизни, в своего рода инсценировку акта творения в ответственный период бытия макрокосма.

1. [Хитрово Н.] Отрывок из журнала, писаннаго в Вятке в 1811 г. Н. Хитрово // Календарь Вятской губернии на 1893 год. – Вятка: Губернская типография, 1892. – С. 328-330.
2. В[ерещагин] А. Заметка по поводу статей Рычкова и Хитрово // Там же. – С. 333-334, 337; Верещагин А.С. К истории древнего Хлынова. – Вятка: Губернская типография, 1904. – С. 10; Кудрявцев В.Ф. Старина,
[с. 240]памятники, предания и легенды Прикамского края (Очерк) // Памятная книжка Вятской губернии и календарь на 1897 год. – Вятка: Губернская типография, 1896. – С. 226-227.
3. Велецкая Н.Н. Языческая символика славянских архаических ритуалов. – Москва: Наука, 1978. – С. 55.
4. Мадлевская Елена. Русская мифология: энциклопедия. – Москва-Санкт-Петербург: Эксмо-Мидгард, 2006. – С. 520-526; Еремина В.И. Ритуал и фольклор. – Ленинград: Наука, 1991. – С. 49, 166, 168, 180, 191; Фрейденберг О.М. Поэтика сюжета и жанра. – Москва: Лабиринт, 1997. – С. 79-80; Дьяконов И.М. Архаические мифы Востока и Запада. – Москва: Наука, 1990. – С. 88-89, 158; Велецкая Н.Н. Языческая символика… – С. 100.
5. Велецкая Н.Н. Языческая символика… – С. 90.
6. Бернштам Т.А. Совершеннолетие девушки в метафорах игрового фольклора (Традиционный аспект русской культуры) // Этнические стереотипы женского и мужского поведения. – Санкт-Петербург: Наука, 1991. – С. 236; Бернштам Т.А. Молодежь в обрядовой жизни русской общины ХІХ – начала ХХ в. – Москва: Наука, 1988. – С. 177.
7. Фрейденберг О.М. Поэтика... – С. 79.
8. Иловайский Д.И. Сочинения. – Москва: издание книгопродавца А.Л. Васильева, 1884. – Том 1. История Рязанского княжества. Катерина Романовна Дашкова. Граф Яков Сиверс. – С. 429.
9. Велецкая Н.Н. Языческая символика… – С. 87, 93, 95-96, 100, 130-131, 138, 166; Велецкая Наталия Н. Рудименты индоевропейских и древнебалканских ритуалов в славяно-балканской обрядности медиации сил природы (додола – пеперуда – герман) // Македонски фолклор. – Скопје, 1979. – Том 23. – С. 93-94; 142; Велецкая Н.Н. Языческая символика антропоморфной ритуальной скульптуры: К вопросу о генезисе и трансформации атрибутов в славяно-балканских ритуальных действиях // Культура и искусство средневекового города. – Москва: Наука, 1984. – С. 77-82, 85-87; Зеленчук В.С., Попович Ю.В. Антропоморфные образы в обрядах плодородия у восточнороманских народов народов (ХІХ – начало ХХ в.) // Балканские исследования: Проблемы истории и культуры. – Москва: Наука, 1976. – С. 200.
10. Бернштам Т.А. Молодежь... – Москва: Наука, 1988. – С.164, 178.
11. Кудрявцев В.Ф. Старина, памятники, предания и легенды Прикамского края... – С. 161-239, с. 227-228; Зеленин Д.К. Кама и Вятка. Путеводитель и этнографическое описание Пермского края. – Юрьев: типография Эд. Бергмана, 1904. – С. 145, 148; Зеленин Д.К. Очерки русской мифологии: Умершие неестественною смертью и русалки. – Петроград: типография А.В. Орлова, 1916. – Вып.1. – С. 101-102, 104-105.
[с. 241]
12. Власов В.Г. Формирование календаря славян. Ранний период // Календарь в культуре народов мира. – Москва: Наука, 1993. – С. 112, 117; Бернштам Т.А. Молодежь… – С. 177-178; Шангина И.И. Русские девушки. – Санкт-Петербург: Азбука-классика, 2007. – С. 127-133. [с. 242]